Кто такие экстраверты и интроверты. Типология личности. Часть первая.
(12)

Кто такие экстраверты и интроверты. Типология личности. Часть первая.

В статье очень подробно рассматривается вопрос  типологии личности с позиции экстраверсии и интроверсии, дается обширное описание экстравертов, интровертов и их подтипов.

Из-за большого обьема информации и для удобства чтения мы разделили данную статью на две части. Сейчас вы читаете начало статьи, т. е. первую часть, вторая часть доступна по ссылке внизу страницы.

Еще в давние времена ученые пытались навести какой-то порядок во всем многообразии психологических особенностей человека. С одной стороны, очевидным было существование индивидуальных различий между людьми: кто-то смел, а кто-то труслив, кто-то вспыльчив, а кто-то холоден и сдержан. Один с пеленок лидер, другой рабски покорен сильнейшему, один посвящает все свое время абстрактным размышлениям, другой верит лишь в то, что может увидеть своими глазами... С другой же стороны, многие качества совершенно одинаково проявляются у разных людей, т. е. эти особенности можно назвать типическими.

Античные философы немало преуспели в описании психологических типов, создавая разнообразные классификации. Одна из самых известных - это система четырех типов темперамента, описанная врачом Гиппократом и подробно разработанная другим доктором — Галеном.

Гален  

Этой классификации мы посвятили целую серию статей на портале, поэтому обязательно рекомендуем к прочтению фундаментальный труд  «Сангвиник, меланхолик, холерик, флегматик – а какой твой тип темперамента?», или же можете вкратце ознакомиться с типами темпераментов в статьях «Типы темперамента и их характеристика» или «Темперамент – биологическая основа личности». Не пропустите.

Несмотря на то, что за две тысячи лет наука ушла далеко вперед и современные представления о темпераменте имеют не так уж много общего с воззрениями Галена, эта психологическая классификация отнюдь не канула в Лету: даже далекие от психологии люди и сегодня вовсю пользуются терминами «холерик», «сангвиник», «флегматик» и «меланхолик».

Это показывает, насколько сильной была и остается потребность в исследовании и систематизации индивидуальных психологических различий. Согласитесь, познакомившись с новым человеком, мы почти автоматически пытаемся причислить его личность к тому или иному «типу», пусть даже мы и не владеем научной терминологией.

Каким-то образом мы все равно классифицируем всех своих знакомых: Саша и Наташа — люди замкнутые, самодостаточные, с ними хорошо поговорить о чем-нибудь серьезном и даже «заумном»; Петя с Васей — душа нараспашку, самая лучшая компания для буйной вечеринки; Андрей Иваныч — молчун и ворчун, но надежен, как скала, и в сложный байдарочный поход имеет смысл отправляться только с ним, а вот Светочку брать с собой ни в коем случае нельзя — все время будет ныть, хныкать, жаловаться и читать стихи о трагической любви...

И всякого незнакомца, появившегося в нашем окружении, мы будем изучать и пытаться поместить в ту или иную «ячейку», бессознательно сравнивая с уже известными нам людьми.

Почему мы это делаем?

Потому, что определив «тип», мы надеемся лучше понять поведение человека, причины его поступков, а главное — иметь возможность предсказывать, как он может повести себя в той или иной ситуации. К тому же у нас есть определенные предпочтения: люди одного психологического типа нравятся нам больше, чем другого — ведь не со всеми мы чувствуем себя одинаково комфортно. Более того, в разных условиях нам могут «потребоваться» разные типы: с кем-то замечательно работать, с кем-то — веселиться па пикнике, а с кем-то — растить детей и встречать старость...

Итак, со времен Гиппократа и Галена ученые (философы, врачи, а позднее и психологи) не оставляли попыток создать психологическую классификацию, как можно точнее и достовернее определив все возможные психологические типы. Не углубляясь в теоретические дебри, скажем коротко: таких классификаций в итоге появилось множество — и каждую из них можно критиковать и даже опровергнуть.

Большинство из существующих или существовавших ранее, но оставивших важный след в истории изучения личности классификаций, методик или теорий описаны на нашем портале, некоторым посвящены целые статьи, некоторые (не особо важные, на наш взгляд) представлены только ознакомительно или в кратких обзорах. Обязательно воспользуйтесь поиском по сайту.

Психика человека была и остается самым сложным объектом научного познания, и однозначно систематизировать все богатство индивидуальных особенностей, моделей поведения, черт личности и характера пока что не удается абсолютно полностью.

Да что там — даже сами эти понятия «личность», «характер», «психологический тип» и т. д. — не являются строго определенными: психологи разных стран, принадлежащие к разным научным школам, вкладывают в них подчас различный смысл.

И все же, все же... пока ученые спорят и создают сложнейшие психологические теории, мы продолжаем искать определенность в отношениях с другими людьми, да и в отношениях с собой. Ведь и свои поступки, желания, успехи и неудачи постоянно приходится анализировать, находить причины и строить прогнозы касательно собственного поведения. И значит, исследование своего «психологического типа» остается столь же актуальным, как и знания о «типических» особенностях других людей.

Определенные и серьезные сдвиги в изучении и определении личности каждого человека с учетом индивидуальных особенностей характера, темперамента, способностей и множества других составляющих на данный момент в психологической науке есть. Не можем не упомянуть здесь как пример уникальный аналитический модуль «Личность», разработанный в рамках нашего проекта или аналитический модуль «MMPI СМИЛ», являющиеся мощными психодиагностическими инструментами в определении индивидуального типа личности. Подробнее написано в самих модулях.

В этой статье же мы подробно обсудим одну из самых знаменитых психологических классификаций — типологию, разработанную великим ученым Карлом Густавом Юнгом. Введенные им понятия экстраверсии и интроверсии стали столь же общеупотребительными, как гиппократовы темпераменты, а на основе учения о психологических типах, созданного Юнгом, разработано множество тестов и опросников, теорий и методов практической психологии, некоторые из которых активно используются сегодня и психологами, и психотерапевтами, и педагогами, и специалистами по работе с персоналом...

С более современными классификациями мы рекомендуем ознакомиться в статье «Психотипы человека. Общая характеристика», а пока продолжим. Итак.

Психологические типы, выделенные Юнгом, представляют собой портреты «нормальных» характеров.

Экстраверсия и интроверсия

Слова «экстраверт» и «интроверт» наверняка знакомы большинству людей. Бывшие когда-то специальными психологическими терминами, сегодня они все чаще и свободнее используются в повседневной речи. При этом их применяют как синонимы слов «общительный» и «замкнутый».

Но различия между двумя этими психологическими типами — экстравертным и интровертным — отнюдь не исчерпываются разной степенью их общительности. Знаменитый ученый, философ и психоаналитик Карл Густав Юнг ввел термины «экстраверсия» и «интроверсия» для того, чтобы можно было описать ведущую психологическую установку человека, а проще говоря, для того, чтобы точнее определять, каким образом люди вообще организуют свои отношения с миром.

40538185_730jung  

Психическая энергия экстраверта всегда направлена на объекты, т. е. на людей, предметы и события, происходящие вокруг. Во всех своих мыслях и действиях он ориентируется на объективную реальность. Интроверт «устроен» противоположным образом: он не отдает психическую энергию окружающим его объектам, а, напротив, «поглощает» ее, обращая внутрь себя. Он всегда руководствуется в жизни не фактами, данными извне, а собственными ощущениями, мыслями, представлениями.

Экстраверты действительно очень общительны. Они стремятся получать как можно больше информации из внешнего мира — она необходима им, в буквальном смысле слова, как воздух, ибо только на ее основании они могут составить собственное мнение и вообще организовать свою деятельность. Факты (причем обязательно «достоверные», «проверенные» и «бесспорные») имеют для них наибольшее значение, тогда как ко всякого рода «идеям», «фантазиям» и «играм воображения» они относятся весьма подозрительно. Экстраверты очень практичны и деятельны, они постоянно что-то обустраивают, налаживают, словом, энергично работают.

А интроверты сидят себе тихонечко и размышляют. Собственный внутренний мир для них неизмеримо важнее, чем мир внешний. Они, конечно, вовсе не обязательно должны быть совершенными затворниками; но их общение с окружающим миром можно сравнить с краткими вылазками на чужую, незнакомую им территорию. «Домой» (т. е. к самим себе, к маленькой вселенной своих раздумий, чувств, идей и ощущений) интроверты возвращаются с «трофеями» — новыми фактами и впечатлениями. То, что они увидели, услышали или узнали в «большом мире», не интересует их само по себе: важно лишь, каким образом эти новые знания могут быть использованы при построении субъективной реальности интроверта.

Сам Юнг приводит простой пример, который на бытовом уровне иллюстрирует психологические различия между интровертом и экстравертом.

Экстраверт, узнав, что на улице похолодало, надевает теплое пальто. Он естественным образом руководствуется объективно данным условием: холодно! Интроверт же, восприняв информацию извне (т. е. сообщение о том, какова погода на улице), обращается к своему внутреннему миру, обнаруживает там субъективное убеждение в том, что закаливание полезно для организма, — и выходит из дома в легком плаще. Чувствуете разницу?

Доказывая существование этих базовых типов личности, К. Г. Юнг в своих работах, прежде всего, подчеркивает, что наличие двух противоположных типов можно без труда обнаружить по все времена, в любой культуре: его труды изобилуют многочисленными примерами этого разделения, найденными в сочинениях крупнейших мыслителей, философов, писателей и поэтов.

Если вы хотя бы поверхностно знакомы с восточной философией, то наверняка согласитесь, что и в ней присутствует этот принцип: два жизненных начала — Инь и Ян, противоположные и в то же время единые. Ян — свет, тепло, ясность — полюс экстраверсии, Инь — тьма, холод, влажность, скрытность — полюс интроверсии. Оба этих начала существуют в мире на равных правах и обязательно присутствуют в каждом человеке, но в разных пропорциях: где-то доминирует Ян, где-то — Инь.

Инь Ян  

То же самое относится и к юнговским понятиям экстраверсии и интроверсии. Каждый из нас в зависимости от обстоятельств исходит то из одной, то из другой установки. Любой человек на протяжении всей жизни постоянно соотносит свое субъективное состояние с условиями и требованиями объективного мира. Но нельзя быть попеременно то экстравертом, то интровертом — доминирование экстраверсии/интроверсии может проявляться в поведении то очень ярко, то почти незаметно, и все-таки одна из двух этих установок является преобладающей.

Припомнив своих знакомых, вы наверняка сможете сказать, что некоторые из них всегда стремятся действовать в соответствии с принятыми нормами, а кто-то все и всегда решает только сам. Одни предпочитают активный и открытый образ жизни, стремятся всюду успеть и всегда «быть в курсе», а другие склонны замыкаться в себе, ограничивать круг общения двумя-тремя близкими людьми. И если к первым лучше всего подходит определение «широкий» (так ведь и говорят нередко: «широкой души человек!»), то вторых, несомненно, можно назвать «глубокими».

Подобное предпочтение той или иной установки нередко проявляется уже в первые годы жизни. При этом экстраверсия и интроверсия явно не передаются «по наследству»: в одной и той же семье, у одних и тех же родителей один ребенок вполне может оказаться экстравертом, а второй — интровертом. Так что, по-видимому, склонность к определенной установке является врожденной, но не унаследованной.

Попытки «перенастроить» человека с одного типа установки на другой чреваты самыми неприятными последствиями для «испытуемого».

Как и все прочие свойства и особенности, данные человеку природой (а не воспитанием), предпочитаемый тип установки закреплен в психике человека чрезвычайно прочно. И если, скажем, родителям-экстравертам «достается» ребенок-интроверт, ему часто приходится очень нелегко (как, впрочем, и маленькому экстраверту, которого «угораздило» родиться в глубоко интровертной семье). В результате родительского «перевоспитания» естественный, природой данный психологический тип ребенка может исказиться до неузнаваемости. Очень многие взрослые люди живут в разладе с собой, страдают от внутреннего конфликта, заболевают неврозами, переживают из-за собственной неудачливости — и все потому, что они все время пытаются исходить из «чужой» установки, которая была им навязана еще в детстве.

Впрочем, такому давлению и «переделке» нередко подвергаются и взрослые люди, и это тоже всегда приводит к очень неприятным последствиям. Вообще, наш мир «рассчитан» в большей степени на экстравертов, чем на интровертов: в обществе ценятся именно экстравертные качества, т. е. умение добиваться успеха (очевидного, заметного не только для самого человека, но и для всех вокруг, т. е. успеха объективного — финансовой стабильности, карьерного роста и т. д.), способность налаживать и поддерживать многочисленные контакты (та самая «коммуникабельность», без которой современному молодому человеку и шага не ступить!), одним словом, от каждого из нас требуются достижения в общепринятом (экстравертном!) смысле этого слова.

Интровертам в таких условиях приходится несладко: они ведь ничем не хуже экстравертов по их ценности и пресловутые достижения скрыты от посторонних взоров, а потому их часто обвиняют в «пассивности», «бесполезности», «никчемности» и т. д.

Экстраверт не обязательно должен быть преуспевающим бизнесменом; он может, например, заслужить известность как блестящий преподаватель.

Если он посвятит себя науке, у него будет множество учеников и последователей, и он наверняка войдет в историю как основатель новой научной школы. По сути дела, он может стать прекрасным популяризатором той или иной идеи, т. е. сумеет сделать се «живой» и доступной, донесет ее до многих других людей, заинтересует коллег и убедит оппонентов. Но сама идея, как правило, принадлежит не ему, а...

Правильно, его молчаливому и замкнутому коллеге-интроверту. Интроверты нередко становятся знаменитыми посмертно; если по поводу какого-нибудь открытия говорят: «Мир узнал об этом только сейчас, а ведь, оказывается, некий ученый обнаружил этот факт еще столетие назад», то можете не сомневаться — «некий ученый» был «законченным» интровертом. Он всю жизнь посвятил изучению и разработке данной проблемы, поскольку она интересовала лично его, а вот обнародовать свои выводы он, скорее всего, просто забыл или не догадался — это ему уже не было интересно.

Теперь же его открытие попалось под руку экстраверту, донесшему его до широкой общественности, причем сделавшему это талантливо и профессионально, так, что старая идея заиграла новыми, свежими красками и привлекла к себе всеобщее внимание. Конечно, не надо представлять себе дело так, будто ученые-экстраверты откровенно «заимствуют» открытия у несчастных ученых-интровертов. Просто у каждого из них свое предназначение, и каждый (если, конечно, обладает соответствующим желанием и талантом) исполняет его.

Миру одинаково нужны и «широкие», и «глубокие» — эту нехитрую истину не следует забывать никогда.

Экстраверты

Экстраверт всегда старается соответствовать требованиям общества и «быть на уровне», жить «как положено». И это практически всегда ему удается — просто потому, что он не может жить иначе. Поддаваться влиянию со стороны — это для него не проблема, а единственно возможный образ жизни. Он верит в то, во что принято верить в обществе, частью которого он является; он разделяет общепринятые ценности и идеалы. Экстраверт прекрасно приспосабливается к требованиям окружающей его среды, более того, он получает от этого приспособления настоящее удовольствие; чем лучше ему удалось адаптироваться, стать «своим», тем более счастливым он себя чувствует.

Экстраверт  

Эго вовсе не значит, что экстраверт — обязательно конформист. Он вполне может оказаться и пламенным революционером, ниспровергателем ценностей, «борцом с режимом» и т. д. Но определяющим в его действиях, мыслях и убеждениях все равно остается внешний мир, пусть не общество в целом, а только какая-га группа единомышленников. Далее возглавляя такую группу, экстраверт в психологическом плане остается ведомым, а не ведущим, потому что зависит от внешней оценки, от принятого в его кругу образа мыслей, разделяемой системы ценностей.

Одна из больших проблем экстравертов заключается в том, что они очень плохо ориентируются в самих себе: постоянно оглядываясь на других, они с трудом могут разобраться, каковы их собственные желания, вкусы и интересы. Впрочем, они совсем и не стремятся в этом разбираться, поскольку самоанализ, с их точки зрения, является лишь пустой тратой времени. К сожалению, иногда такая экстравертная установка доводится до абсурда, и человек начинает совершенно пренебрегать собой, своим здоровьем и своими отношениями с самыми близкими людьми.

Ярким примером этой проблемы служит «синдром яппи» (от англ. young professional — молодой профессионал, человек, смолоду полностью ориентированный на работу и активный карьерный рост): молодые преуспевающие бизнесмены, карьеристы, «горящие» на работе и теряющие при этом связь со всем остальным миром, лежащим за пределами их профессиональных интересов, — да, они экстраверты, все до одного. Но как далеки они от образа того «рубахи-парня» с «душой нараспашку», который чаще всего и подразумевается, когда о ком-то говорят: «Он абсолютный экстраверт!»

Экстраверт, устремивший всю свою энергию на некий очень значимый для него объект, вполне может перестать быть общительным и открытым. Пренебрежение внутренним миром (и своим, и других людей), да и вообще скептическое отношение ко всякого рода «психологии» (это ведь «внутри», а значит, как бы и не существует) объясняют и тот факт, что многие экстраверты, при всей своей коммуникабельности и открытости, часто бывают довольно бестактны и нечутки.

Вообще, у любой медали есть, как известно, обратная сторона. И если внешне, на сознательном уровне, экстраверты едва ли не целиком отдают себя окружающему миру (будь то семья, друзья или работа), то это не значит, что своих внутренних потребностей, желаний и представлений у них совсем нет. Просто все они достаточно жестко подавляются, вытесняются из сознания — и если человек пренебрегает ими слишком долго, оттесняет их слишком глубоко, то рано или поздно они дают о себе знать едва ли не катастрофическим образом.

Нагляднее всего это проявляется в «экстравертных» проблемах со здоровьем. Экстраверты не очень-то склонны следить за собственным состоянием, они настолько не способны «смотреть в себя», что даже субъективные неприятные, болезненные ощущения часто не вызывают у них доверия.

Иными словами, экстраверты совсем не прислушиваются к сигналам, которые подает им собственный организм; более того, если подобный сигнал никак уже нельзя проигнорировать, экстраверт еще попытается «отмахнуться» от него, сказав самому себе: «Ерунда, это мне наверняка показалось, будто со мной что-то не в порядке!» Именно экстраверты переносят все болезни на ногах, а к врачам попадают лишь тогда, когда их доставляют в больницу на «скорой».

К сожалению, на «обратной стороне» экстраверсии порой обнаруживается воистину беспросветный эгоизм.

Казалось бы, это парадоксально: как же человек, полностью отдающий себя другим, столь мало заботящийся о своих собственных интересах, может оказаться эгоистом?

На самом деле довольно просто. Очевидно, что человек, который плохо разбирается в самом себе, не может хорошо разбираться в других. Экстраверт знает и принимает лишь то, что можно считать достоверным. Любая «субъективность» его раздражает и отталкивает, он свято верит в существование некоего объективного Закона, одинакового для всех.

Эгоизм, а точнее даже, эгоцентризм — это не просто стремление удовлетворить свои потребности, не обращая при этом внимания на потребности других людей. Это совершенная неспособность понять, что другие люди могут думать или чувствовать иначе, чем ты сам. Эгоцентрист не игнорирует чувства или потребности других людей, он просто уверен в том, что все вокруг испытывают (думают, ощущают) лишь то же самое, что и он.

На определенной стадии развития мышление любого ребенка имеет эгоцентрический характер. Маленький ребенок попросту неспособен представить себе не свою точку зрения, и это совершенна естественно. Способность ставить себя па место другого не дается нам с рождения, это искусство мы постигаем в ходе роста и развития, когда учимся отделять себя от других и понимаем, что все люди разные. Но сильно выраженная экстравертная установка приводит к тому, что человек «растворяется» в окружающих его объектах, вместо того, чтобы отделять себя от них. Не умея разглядеть и признать собственные потребности, экстраверт, не отдавая полностью себе в этом отчета, «приписывает» эти потребности внешним объектам.

Чтобы пояснить сказанное, воспользуемся еще одним примером из работы К. Юнга.

Он рассказывает следующую историю. Некий человек, начав свою карьеру простым типографским рабочим, сумел добиться большого успеха, открыл собственное дело, которое постоянно расширялось и приносило владельцу изрядный доход. Разумеется, делец был ярко выраженным экстравертом, и всю свою энергию он направлял вовне, т. е. на развитие бизнеса. Вполне можно сказать, что уже не он являлся владельцем дела, а дело полностью завладело им. Этот человек совершенно пренебрегал собственными потребностями, желаниями, чувствами и мечтами, они все больше вытеснялись из сознания и... в конце концов, отомстили своему хозяину.

Вот как это произошло. Когда-то, в далеком детстве, будущий бизнесмен больше всего на свете любил рисовать. С годами он оставил это увлечение как пустое и совершенно бесполезное. Это была такая маленькая страсть, не имевшая, конечно, никакой практической ценности, а потому отвергнутая им. Десятилетиями делец не вспоминал о своих детских «художествах», но вдруг, на самом пике своей цветущей карьеры, он возомнил себя человеком, прекрасно разбирающимся в искусстве и обладающим утонченным вкусом.

Откуда взялась в нем такая идея, он и сам не мог понять, но желание производить «предметы искусства» оказалось непреодолимым. И вот он со всей своей энергией ринулся в новое дело — производство различного рода изделий художественного промысла. Причем все выпускаемые «изделия» целиком и полностью соответствовали, конечно же, эстетическому чутью и вкусу самого предпринимателя. Но, увы, — ни вкуса, ни чутья у него на самом деле не было. Очень скоро новое предприятие стало приносить одни убытки, а вслед за тем наступило и полное крушение всей замечательной карьеры.

Для того чтобы предотвратить катастрофу, на самом деле не требовалось многого. Если бы деловой человек мог признать наличие в своей душе такой «фанаберии», как сильнейшее желание рисовать, он мог бы просто заниматься любимым делом в свободное от работы время. Если бы он мог провести границу между самим собой и остальным миром, он сумел бы прийти к простому выводу: мое личное пристрастие — это одно, а потребности других людей (т. е. потенциальных покупателей) — совсем другое, и то, что так нравится мне, не обязательно вызовет восторг у всех остальных. Рассуждения элементарны, не правда ли? Но в случаях, когда экстравертная установка выражена в очень большой степени, подобный ход мыслей оказывается совершенно невозможным, и это, конечно, чрезвычайно осложняет жизнь как самим экстравертам, так и их близким.

К счастью, такие случаи можно считать крайними. Обычный, «средний», экстраверт вполне способен провести границу между собой и остальным миром; и этот мир всегда будет для него более привлекателен и интересен, чем собственное «Я».

Сильные стороны экстраверта:

открыт, доверчив и общителен;

энергичен и полон энтузиазма;

добродушен, не любит конфликтов, не злопамятен и всегда верит в лучшее;

наверняка многое умеет, отличается практичностью и способностью приноравливаться к самым разным условиям;

любопытен и наблюдателен, всегда готов к новым впечатлениям.

Слабые стороны экстраверта:

обратная сторона открытости — возможная неразборчивость в контактах;

не очень любит глубоко задумываться над серьезными проблемами, нередко проявляет излишнее легкомыслие;

обладает достаточно приземленным мировоззрением: любая «мистика» (а этим словом он вполне может определять, например, и искреннюю глубокую религиозность), более или менее отвлеченные идеи, попытки психологического анализа могут вызвать лишь град насмешек с его стороны (все, что нельзя потрогать руками или увидеть своими глазами, вызывает у него крайнее недоверие);

может проявлять нечуткость и отсутствие такта, даже эмоциональную глухоту, непонимание внутреннего мира своих близких;

в своем стремлении жить хорошо и «правильно» (т. е. так, чтобы другие его одобряли) он может все усилия направлять на то, чтобы выглядеть «образцово-показательным» в глазах общества; при этом он не будет уделять достаточного внимания построению серьезных близких отношений; при наличии конфликтов он, скорее, склонен закрыть на них глаза, чем постараться разрешить их.

Далее мы расскажем об интравертах, узнаем еще много нового и подведем общие итоги. Продолжение статьи читайте во второй части: 

"Кто такие экстраверты и интроверты. Типология личности.Часть вторая."

Не пропустите, будет интересно!


 

Поделитесь с друзьями и оцените публикацию
(12)
Реклама:

Не пропустите другие статьи по теме:


Оставить комментарий, могут только зарегистрированные пользователи. Вы можете зарегистрироваться или войти

Реклама

Психотерапевт, коуч г. Киев

Еще в этом разделе:



Если у меня психологическая проблема, то я... 23 августа 2014, 14:21

иду к специалисту (психологу, психотерапевту)
читаю статьи в Интернете
пью, гуляю, танцую)
прошу совета у друзей, родственников
никак ее не решаю