Мотивация внутренняя и внешняя. Все виды мотивации.
(20)

Мотивация внутренняя и внешняя. Все виды мотивации.

В статье подробно поднимается вопрос мотивации и причин поведения людей. Что такое мотивация, какие виды мотиваций существуют и в чём заключены причины поведения людей.

Объяснять поведение людей — одна из главных и интереснейших задач психологии. И даже если вы совсем далеки от науки, вам наверняка хотя бы время от времени приходится задумываться над причинами, заставляющими людей действовать так, а не иначе. Каждый из нас множество раз наблюдал, что в одной и той же ситуации разные люди ведут себя совершенно различно. С другой стороны, один и тот же человек может проявлять очень разные реакции и совершать поступки, которые нам также хотелось бы понять и объяснить.

В некоторых случаях объяснение лежит на поверхности, в других установить причину поведения очень сложно. Впрочем, и очевидные объяснения часто оказываются далекими от истины.

Психология мотивации занимается именно изучением разнообразных факторов, служащих причинами тех или иных форм поведения. Разумеется, это не обособленная область психологии: объясняя поведение человека, исследователи исходят не только из характеристик ситуации, но и из личностных особенностей человека, учитывают его эмоциональные реакции, свойства самооценки. Давайте познакомимся с некоторыми направлениями исследования мотивации.

Изучение мотивации — это поиск ответов на вопросы: с какой целью некто осуществляет то или иное действие? Почему индивид поступает в конкретной ситуации определенным образом? Есть ли закономерности, объясняющие поведение людей в тех или иных условиях?

Что такое мотивация? 

В широком смысле определение мотивации таково:

Мотивация — это побуждения, вызывающие активность организма и определяющие ее направленность.

Когда речь идет о хорошо знакомых нам людях, мы обычно не затрудняемся с объяснениями причин их поступков — мы знаем (или предполагаем, что знаем), почему они совершают те или иные действия. И уж тем более мы редко задаемся вопросом о причинах собственного поведения. И все-таки можно назвать, по крайней мере, три причины, заставляющие нас время от времени задумываться о мотивации.

Во-первых, порой мы сталкиваемся с ситуацией, когда кто-то в определенных условиях действует не так, как принято, или не так, как большинство других людей. Так что первую причину можно сформулировать как наличие индивидуальных различий в поведении. Эти различия прослеживаются во многих, самых разнообразных ситуациях и, в общем-то, довольно стабильны. Поэтому психологи давно сделали вывод: люди отличаются друг от друга по имеющимся у них предрасположенностям к тому, как именно действовать в различных ситуациях. Эти индивидуальные предрасположенности, имеющиеся у каждого из нас, называют мотивами.

Во-вторых, мы часто рассматриваем поведение людей не с точки зрения их личных побуждений, а с точки зрения особенностей ситуации. Нередко кажется, что причины того или иного поступка кроются не в личности человека, а в тех условиях, в которых он находится. Вспомните, как часто вы говорите о ком- то, что «обстоятельства вынудили его» поступить так, а не иначе, или же, наоборот, что некто «воспользовался ситуацией» — второй вариант объяснения хотя и предполагает активность действующего лица, но все равно указывает на внешние условия: именно они подталкивают человека к определенным поступкам.

В подобных случаях нас интересуют стимулы, побуждающие к действию. Мы постоянно подвергаемся их влиянию и в повседневной жизни, но особенно ярко воздействие внешних условий проявляется в чрезвычайных ситуациях, при появлении каких-то угрожающих обстоятельств. Помимо объяснения поведения людей, изучение механизма действия различных стимулов интересует нас и с практической точки зрения: ведь то и дело у нас возникает желание или необходимость каким-то образом воздействовать на поведение другого человека, побудить его к определенным поступкам.

В-третьих, значение имеет не только сам факт совершения действия и его возможные причины, но и то, каким именно образом это действие будет совершаться. При определенных обстоятельствах желания, едва возникнув, воплощаются в намерения и при ближайшей же возможности реализуются в действии. Одни люди отличаются «решительностью», то есть умеют хорошо организовывать себя, быстро переходят от желания к реализации намерения. Другие не могут быстро и уверенно выбрать цель, сконцентрировать внимание и усилия на ее достижении, сомневаются и колеблются.

Это наталкивает нас на мысль, что поведение человека не сводится к простой схеме «стимул — реакция» или «мотив — действие». Между побуждением сделать что-то и самим действием имеется еще некий подготовительный этап: после того как желание сформулировано, его нужно оценить, взвесить его важность, необходимость и возможность его воплощения. Нужно и спланировать, как именно вы будете действовать, чтобы осуществить желаемое. Все это превращает мотив в намерение, то есть волевой акт.

Таким образом, одним из ключевых моментов в мотивационном процессе является наличие волевого компонента.

Вы можете возразить, что далеко не всегда формулируете намерения, тщательно взвешивая и обдумывая свои цели и план действий. И это возражение совершенно справедливо: разумеется, в большинстве повседневных ситуаций мы действуем автоматически, привычным образом. И в самом деле: невозможно даже представить себе жизнь человека, сознательно и последовательно обдумывающего каждый свой поступок. Для огромного числа ситуаций у нас давным-давно выработано поведение, наиболее эффективное в конкретных условиях, и нам не требуется тратить время и энергию на планирование и подготовку — мы просто действуем.

По образному описанию X. Хекхаузена, это те ситуации, в которых «шлагбаум намерения поднят, и путь к действию является свободным». Этот же автор напоминает, что «помимо волевых действий и действий по привычке существуют также импульсивные или аффективные действия. В этом случае внутреннее напряжение мотивационного импульса прокладывает себе путь к действию и при закрытом шлагбауме».

Итак, поведем итог. С точки зрения психологии мотивации поведение человека строится следующим образом: при сочетании внутренних потребностей, индивидуальных особенностей и внешних условий (стимулов) формируется мотив. Далее в ходе волевых процессов происходит «обработка» этого мотива, в результате чего складывается намерение — план осуществления действия, «заряженный» энергией желания. И, наконец, намерение реализуется в действии:

Мотивация => намерение <=> действие

Кроме того, во многих случаях этап формирования намерения является очень сжатым и незаметным (автоматизированные действия, действия по привычке) или отсутствует (импульсивные действия). Этот момент заслуживает отдельного внимания, поэтому сейчас мы немного поговорим о сознательной и бессознательной мотивации.

Сознательная и бессознательная мотивация

Случалось ли вам совершать что-нибудь «помимо воли», удивляясь потом собственному поведению? Часто ли вы слышите от своих знакомых объяснения вроде «Бес попутал!» или «Будто затмение какое-то на меня нашло...»? Бывает, что мы «случайно» совершаем какие-то благие (для себя или других) поступки, но гораздо чаще мы затрудняемся с объяснением своих мотивов в тех случаях, когда наше поведение оказалось далеким от желаемого. Целое направление в психологии, оказавшее заметное влияние на всю мировую культуру XX столетия, посвящено, по сути дела, изучению причин и механизмов такого «несознательного», а точнее, бессознательного поведения. Направление это носит название психоанализа.

Отец-основатель психоанализа Зигмунд Фрейд обладал бесценным для хорошего исследователя качеством: привычкой не пренебрегать мелочами. Одна из его работ имеет характерное название: «Психопатология обыденной жизни». В ней он анализирует такие пустяки, как забывание имен и слов, впечатлений и намерений: случаи, когда человек «нечаянно» оговорился, забыл о чем-то, «заложил» и никак не может найти нужную вещь и т. д. Эти известные каждому «случайности» Фрейд трактует как признаки работы бессознательного: у всякого необъяснимого действия есть мотив, пусть он и скрыт от нашего сознания. Для стороннего же наблюдателя этот мотив может быть также скрытым, а порой он довольно очевиден: «Забывание намерений... дает право умозаключить о наличности непризнанных мотивов. <...> Любовник, опоздавший на свидание, тщетно будет искать оправданий перед своей дамой в том, что он, к сожалению, совершенно забыл об этом. Она ему непременно ответит: "Год назад ты бы не забыл. Ты меня больше не любишь". <...> Она полагает, и не без основания, что из ненамеренного забвения можно сделать тот же вывод об известном нежелании, как и из сознательного уклонения».

Фрейд приводит множество примеров подобных обыденных случайных поступков. В некоторых случаях его объяснения довольно очевидны и правдоподобны; например, он с достойной похвалы искренностью рассказывает о том, что некогда заметил: в день, когда у него бывало назначено много визитов к пациентам, он нередко забывал посетить некоторых из них, и это почти всегда оказывались бесплатные пациенты или же его коллеги (с которых он тоже, разумеется, не брал платы). Время от времени люди забывают имена людей, которые им не слишком приятны, теряют вещи, с которыми связаны какие-то тягостные воспоминания — все это совершенно непреднамеренно, но на самом деле отнюдь не случайно: просто мотивы в таких случаях проходят мимо нашего сознания.

Правда, в большинстве случаев фрейдовские объяснения подобных несуразиц далеко не так просты и очевидны: он выстраивает сложные ассоциативные цепочки, и в результате может оказаться, что некий господин забывает малозначимое слово в латинском изречении оттого, что беспокоится по поводу возможной и крайне нежелательной беременности своей возлюбленной. Очень часто такие интерпретации кажутся слишком надуманными, и сегодня психологи по большей части не разделяют стремления Фрейда за каждым непроизвольным движением видеть нагромождение бессознательных мотивов...

Но сам факт наличия у нас таких бессознательных побуждений, которые часто руководят нашими поступками «втайне» от нас самих, является доказанным и практически общепризнанным.

Психоаналитики объясняют этот феномен действием психологических защит.

Защитный механизм включается в действие в тех случаях, когда бессознательные побуждения человека идут вразрез с требованиями общества. От сознания скрываются желания и стремления, не одобряемые общественной моралью, нарушающие этику, принятые культурные нормы.

Благодаря действию психологических защит такие «неподходящие» мотивы могут просто вытесняться в сферу бессознательного и удерживаться там (этот вид защиты так и называется -  «вытеснение»), а могут каким-либо образом видоизменяться, «маскироваться»: так и возникают действия, которые мы совершаем непреднамеренно, необъяснимо для самих себя.

Главное назначение психологических защит — ослаблять чувство вины, которое человек испытывал бы, отдавай он себе отчет в своих «предосудительных» желаниях. Полностью избавиться от таких желаний абсолютно невозможно: как бы далеко не продвинулась цивилизация, Homo sapiens остается все же в чем-то природным существом.

Культура — это обуздание и подавление природных инстинктов: никакой инстинкт не заставляет людей быть вежливыми по отношению друг к другу, чем-то делиться со своими ближними, посещать пациентов безо всякой выгоды для себя, отказываться от немедленного утоления голода или сексуальных желаний и т. д. Все эти ограничения и требования созданы самими людьми и, безусловно, необходимы для выживания человечества в целом. Но при этом они являются источником постоянного внутреннего конфликта между «хочу» и «нельзя», или, как это сформулировал 3. Фрейд, между принципом удовольствия и принципом реальности. Так вот, психологические защиты ослабляют остроту этого конфликта, помогая нам обходить эти противоречия.

Значение психологических защит двояко: с одной стороны, они явно помогают человеку приспособиться к требованиям внешней среды и поддерживают в некотором равновесии его внутренний мир. С другой — могут привести и к серьезным затруднениям в социальной адаптации, поскольку в той или иной степени всегда искажают восприятие реальности.

Наиболее «здоровым» вариантом психологической защиты считается сублимация — перенаправление неосознаваемых импульсов в социально приемлемое поведение. Фрейд считал сублимацией любое творчество и вообще продуктивную деятельность. Скажем, бессознательные и, безусловно, неприемлемые для общественных норм садистические тенденции можно сублимировать, став хирургом или автором захватывающих детективных романов, то есть, направив заряд своей психической энергии в полезную, одобряемую обществом деятельность.

Сегодня представления о бессознательной мотивации отнюдь не исчерпываются идеями фрейдовского психоанализа.

Психологи выделяют различные стили мотивации, например, направленный на достижение успеха / избегание неудач. Особенности каждого из этих стилей могут в определенных ситуациях объяснять неосознаваемые поступки, совершаемые людьми под влиянием характерных для них мотивов.

Другая разновидность стилей мотивации — импульсивное/управляемое действование. Импульсивный стиль — это склонность действовать «по ситуации», при минимальном обдумывании вариантов и последствий своего поведения. Напротив, управляемый, или рефлексивно-волевой, стиль отличается тщательным обдумыванием, предварительным анализом всех вариантов и возможных результатов действий.

Внутренняя и внешняя мотивация

Мотивы нашей деятельности могут складываться не только на основе наших внутренних потребностей, но и под воздействием внешних стимулов — вознаграждений, поступающих (или ожидаемых) извне. Вы читаете для собственного удовольствия, потому что вам интересно, или просто нравится сам процесс чтения, или требуется восполнить какой-то пробел в знаниях — все это внутренняя мотивация. А ваш сын-первоклассник читает потому, что вы ему велели, или потому, что хочет получить пятерку на уроке (или не получить двойку — если мотив избегания неудач у него преобладает над мотивом достижения успеха). Его мотивация — внешняя.

И хотя вы заняты одним и тем же делом, выполняете вы его совсем по-разному: вас от книжки не оторвать, а ребенок читает только до тех пор, пока действует внешний стимул. Стоит отпустить вожжи — и только вы его и видели: он уже вовсю увлечен тем занятием, к которому его подтолкнула внутренняя мотивация, — например, смотрит мультики или строит космический корабль из «Лего»...

Люди, чрезвычайно увлеченные своим делом, погружаются в переживание потока. Так психологи назвали особое состояние, для которого характерна полная концентрация внимания, когда человек чувствует, что полностью владеет ситуацией, действует на пределе своих возможностей, не реагирует на внешние раздражители и целиком отдается своей деятельности. Это состояние, хорошо знакомое всем творческим людям, подлинным профессионалам — будь то оперный певец, скульптор или хирург.

Исследователи утверждают, что достичь переживания потока может каждый человек.

Для этого требуется, чтобы перед ним стояла очень сложная задача, которая требует полного напряжения всех сил, но и не является в принципе невыполнимой. (Слишком простая задача порождает скуку и рассеянность, слишком сложная — тревогу и неуверенность.) Кроме того, решение этой задачи должно подразумевать получение нового опыта, рост и развитие.

К переживанию потока может привести только деятельность, побуждаемая внутренней мотивацией. В современном западном обществе на первый план гораздо чаще выходят внешние мотивы — достижение очевидного для окружающих успеха (статус, известность, репутация), материальное вознаграждение, хорошая оценка и т. п. Но внешняя мотивация, стремление получить внешнее вознаграждение никогда не приводят к переживаниям потока — вы занимаетесь делом, которое не увлекает вас целиком и полностью, вам важен не процесс, а лишь результат.

Нередки, конечно, случаи, когда внешняя и внутренняя мотивация сочетаются: увлеченному студенту может очень нравиться сам процесс учебы, получения новых знаний, но и внимание со стороны потенциальных работодателей имеет для него значение.

Психологи экспериментально исследовали, как внешняя мотивация влияет на внутреннюю, и получили очень интересные результаты: выяснилось, что появление внешней мотивации, как правило, ослабляет внутреннюю!

Например, был проведен такой эксперимент: испытуемых, любивших решать головоломки (то есть имевших в данном случае внутреннюю мотивацию) разделили на две группы. Первой просто предложили порешать головоломки, а участникам второй было объявлено, что за каждое правильное решение они будут получать по одному доллару.

После этого испытуемых оставляли одних, предоставляя им возможность самостоятельно выбирать занятие и планировать время. В результате обнаружилось, что люди, которым было обещано вознаграждение, посвятили решению задачек гораздо меньше времени, чем те, кто работал бесплатно. Внутренняя мотивация существенно снизилась при возникновении внешней.

Возможно, эти данные будут интересны тем из наших читателей, у которых есть привычка платить своим детям за хорошую учебу. Практика весьма распространенная, и многие родители уверяют, что это самый эффективный способ заставить ребенка хорошо учиться. Так вот, имейте в виду: это разрушает внутреннюю мотивацию, снижает познавательную активность ребенка. На самом деле этот способ не самый эффективный, а просто наименее трудозатратный для родителей: рычаг управления ребенком, заменяющий глубокое участие в его интересах и развитии.

Психологи установили, что единственный вид внешней мотивации, благотворно влияющий на поведение и не нарушающий мотивации внутренней, — это словесная похвала, которая усиливает внутренний интерес к деятельности.


 

Поделитесь с друзьями и оцените публикацию
(20)
Реклама:

Не пропустите другие статьи по теме:


Оставить комментарий, могут только зарегистрированные пользователи. Вы можете зарегистрироваться или войти

Реклама

Психотерапевт, коуч г. Киев

Еще в этом разделе:



Если у меня психологическая проблема, то я... 23 августа 2014, 14:21

иду к специалисту (психологу, психотерапевту)
читаю статьи в Интернете
пью, гуляю, танцую)
прошу совета у друзей, родственников
никак ее не решаю